Национальный консенсус по гестационному сахарному диабету

Биологи: люди с повышенной сонливостью в три раза чаще подвержены болезни Альцгеймера

Ученые из Университета Джона Хопкинса в США под руководством биолога Адама Спира выявили, что люди с повышенной дневной сонливостью в три раза чаще страдают от болезни Альцгеймера. Об этом пишет РИА «Новости».

В рамках исследования ученые проанализировали данные 123 человек, которые в течение 16 лет отчитывались о своем здоровье и проходили позитронно-эмиссионную томографию мозга.

Оказалось, что респонденты с повышенным уровнем дневной сонливости в три раза сильнее подвержены отложению в мозге белка бета-амилоида, а именно пептида Aβ42, который считается одним из основных факторов, провоцирующих болезнь Альцгеймера.

При этом пока выводы ученых позволяют только установить взаимосвязь между нарушениями сна и развитием болезни Альцгеймера. В дальнейшем медики будут изучать эту теорию.

На сегодняшний день не существует методов лечения этой болезни, поэтому медикам приходится работать практически в каждом направлении в поисках причин заболеваний. Считается, что болезнь Альцгеймера возникает из-за накопления в нейронах патогенного вещества — белка бета-амилоида. В дальнейшем он уничтожает нервные клетки.

Улыбка на лице не всегда влияет на наши эмоции.

Роль антитромботической терапии при хронической сердечной недостаточности (ХСН) у пациентов с синусовым ритмом обсуждается много лет. В частности, оживленные дискуссии вызывает воп..

Пожилой возраст является фактором риска при раке молочной железы (РМЖ). Большая часть смертей от РМЖ происходит именно у пожилых. Не всегда у них удается провести лечение сог..

Может ли улыбка улучшить настроение?

Улыбка на лице не всегда влияет на наши эмоции.

Выражение лица может много сказать о нашем внутреннем состоянии – по лицу мы легко определяем, хорошо ли человеку, плохо ли, зол ли он на кого-нибудь, чем-то обрадован и т. д.

Однако в конце XX века в психологии появилась теория, согласно которой не только эмоции влияют на выражение лица, но и наоборот – выражение лица влияет на наше внутреннее состояние. То есть достаточно скроить весёлую гримасу, чтобы развеселиться. Теория странная и противоречит интуиции; с другой стороны, мало, что ли, в науке таких вещей, которые противоречат интуиции? Тем более, что веселящее действие улыбки даже удалось показать экспериментально.

В 1998 году вышла статья, авторы которой описывали такой опыт: одних участников эксперимента просили особым образом зажать в зубах авторучку – получалось так, будто они улыбались, хотя и сами того не знали, улыбка получалась как побочный продукт упражнения с авторучкой; другие должны были ту же авторучку удержать губами, из-за чего их лицо приобретало неодобрительное выражение. Когда после упражнений с авторучкой тем и другим показывали один и тот же забавный комикс, то «зажимавшие зубами» смеялись больше, чем «зажимавшие губами» – из чего авторы работы делали вывод, что именно неосознаваемая улыбка делала человека более восприимчивым к смешному.

Использованные источники: www.medicusamicus.com

СМОТРИТЕ ЕЩЕ:

  Федеральный закон для инвалидов с сахарным диабетом

  Настой с гвоздики от сахарного диабета

Гестационный сахарный диабет

Гестационный сахарный диабет

  • Российская ассоциация эндокринологов
  • Российская ассоциация акушеров-гинекологов

Оглавление

Ключевые слова

гестационный сахарный диабет

глюкоза венозной плазмы

пероральный глюкозотолерантный тест

Список сокращений

ГСД – гестационный сахарный диабет

ДФ – диабетическая фетопатия

ИМТ – индекс массы тела

МКБ-10 — международная классификация болезней

НМГ – непрерывное мониторирование гликемии

ПГТТ – пероральный глюкозотолерантный тест

РАЭ – Российская ассоциация эндокринологов

СД – сахарный диабет

УЗИ – ультразвуковое исследование

DCCT — Diabetes Control and Complications Study

HbA1c – гликированный гемоглобин

NGSP – National Glycohemoglobin Standartization Program

Термины и определения

Макросомия — Под макросомией принято понимать рождение ребенка весом более 4000 г при доношенной беременности или > 90 перцентиля по таблицам роста плода.

Инсулинорезистентность — нарушение метаболического ответа на эндогенный или экзогенный инсулин.

Диабетическая фетопатия – общее название болезней плодов и новорожденных, матери которых страдали сахарным диабетом, возникающих с 76-го дня внутриутробной жизни (с 12-й недели внутриутробной жизни) до начала родов и характеризующееся полисистемным поражением, метаболическими и эндокринными дисфункциями.

Преэклампсия – мультисистемное патологическое состояние, возникающее во второй половине беременности (после 20-й недели), характеризующееся артериальной гипертензией в сочетании с протеинурией (?0,3 г/л в суточной моче), нередко, отеками, и проявлениями полиорганной недостаточности.

1. Краткая информация

1.1. Определение

Гестационный сахарный диабет (ГСД) – это заболевание, характеризующееся гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям «манифестного» сахарного диабета (СД).

1.2. Этиология и патогенез

Во время беременности, по мере созревания плаценты, постепенно нарастает инсулинорезистентность, которая является основной причиной развития ГСД [1]. Основную роль в этом процессе играют фетоплацентарные гормоны (плацентарный лактоген и прогестерон) и гормоны матери (кортизол, эстрогены, пролактин), концентрация которых в крови также возрастает с увеличением сроков беременности. Этот процесс компенсируется повышением продукции и снижением клиренса эндогенного инсулина матери. Инсулинорезистентность усугубляется увеличением калорийности принимаемой матерью пищи, снижением физической активности, и прибавкой веса. При наличии эндогенных факторов, таких как наследственная предрасположенность к СД 2 типа, ожирение и т.д., секреция инсулина становится недостаточной для преодоления инсулинорезистентности, что и приводит к появлению гипергликемии 2.

Гипергликемия у матери приводит к развитию диабетической фетопатии. Риск развития врожденных пороков развития и самопроизвольных абортов при ГСД такой же, как в общей популяции и не связан с декомпенсацией СД, так как часто ГСД развивается после завершения органогенеза у плода.

Декомпенсация ГСД может явиться причиной перинатальной смертности. При ГСД чаще развивается преэклампсия и эклампсия, что нередко требует экстренного родоразрешения путем операции кесарева сечения [3, 5, 6].

1.3. Эпидемиология

В России, по данным Государственного регистра сахарного диабета, распространенность гестационного сахарного диабета составляет 8-9% [7, 8].

По данным международных исследований, около 17% всех беременностей осложняется гестационным сахарным диабетом, и наблюдается тенденция к росту заболеваемости 12.

1.4. Кодирование по МКБ 10

Сахарный диабет при беременности (O24)

O24.4 – Сахарный диабет, развившийся во время беременности

2. Диагностика

2.1. Жалобы и анамнез

В большинстве случаев ГСД не проявляется клинической картиной, характерной для дебюта СД, или симптомы гипергликемии могут расцениваться пациенткой как проявления беременности, например, частое мочеиспускание.

  • Рекомендуется оценивать факторы риска развития ГСД у беременной [2].

Класс рекомендаций I (уровень доказанности A)

Комментарии: К дополнительным факторам рискам развития ГСД у беременной относятся: избыточный вес и ожирение, сахарный диабет у ближайших родственников, нарушение углеводного обмена в анамнезе (ГСД в предыдущие беременности), рождение детей с весом более 4000 г в анамнезе, многоводие в предыдущую беременность, глюкозурия в данную беременность [5].

2.2. Физикальное обследование

      1. Измерение роста
      2. Измерение массы тела
      3. Измерение артериального давления

2.3. Лабораторная диагностика

  • Рекомендуется проводить диагностику нарушения углеводного обмена во время беременности в 2 фазы: при первом обращении беременной к врачу (1 фаза) и на 24–28-й неделе беременности (2 фаза). [5, 9, 15-18]

Класс рекомендаций I (уровень доказанности A)

  • При первом обращении беременной к врачу любой специальности на сроке до 24 недель рекомендуется проводить одно из следующих исследований:

• глюкоза венозной плазмы натощак;

• глюкоза венозной плазмы в любое время дня вне зависимости от приема пищи [5, 9, 15-18]

Класс рекомендаций I (уровень доказанности A)

Комментарии: Определение глюкозы венозной плазмы проводится после предварительного голодания в течение не менее 8 часов и не более 14 часов. Определение HbA1c проводится с использованием метода определения, сертифицированного в соответствии с National Glycohemoglobin Standartization Program (NGSP) и стандартизованного в соответствии с референсными значениями, принятыми в Diabetes Control and Complications Study (DCCT).

  • В том случае, если результат исследования соответствует категории манифестного (впервые выявленного) СД, рекомендуется уточнять его тип в соответствии с Алгоритмами специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом, и немедленно передавать больную для дальнейшего ведения эндокринологу. [15, 22]

Класс рекомендаций I (уровень доказанности A)

Комментарии: Пороговые значения глюкозы венозной плазмы для диагностики ГСД или манифестного (впервые выявленного) СД во время беременности указаны в приложении Г-2.

    Если уровень HbA1c о С) питьевой негазированной (или дистиллированной) воды. При использовании моногидрата глюкозы для проведения теста необходимо 82,5 г вещества. Начало приема раствора глюкозы считается началом теста.

3-й этап: Следующие пробы крови для определения уровня глюкозы венозной плазмы берутся через 1 и 2 часа после нагрузки глюкозой. При получении результатов, указывающих на ГСД после 2-го забора крови, тест прекращается.

Приложение Г-2. Пороговые значения глюкозы венозной плазмы для диагностики ГСД или манифестного (впервые выявленного) СД во время беременности.

ГСД, при первичном обращении в перинатальный центр

Использованные источники: medi.ru

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:

  Основной признак сахарного диабета

  Сахарный диабет тип 1 и примерное меню

На пути к Европейскому консенсусу по гестационному сахарному диабету: Рациональное руководство по обследованию, лечению и уходу

В статье рассмотрена Инициатива FIGO по гестационному сахарному диабету (ГСД). Учитывая взаимосвязь между гипергликемией и неблагоприятными исходами беременности, роль внутриутробного импринтинга в повышенном риске диабета, сердечно-сосудистых и метаболических заболеваний у потомства женщин с гипергликемией во время беременности, а также увеличение подверженности матерей последующему диабету и сердечно-сосудистым заболеваниям, в статье поднят вопрос о необходимости сфокусировать внимание на скрининге, профилактике, диагностике и лечении гипергликемии во время беременности. Для решения проблемы ГСД рекомендуется сосредоточить внимание на внедрении универсального скрининга с применением одноэтапного подхода, использовании критериев ВОЗ и Международной ассоциации групп по исследованию диабета при беременности (IADPSG) для диагностики и ведении беременных с ГСД, а также расширить международное сотрудничество в области будущих научных исследований для создания и применения наилучших стандартов при скрининге, лечении и уходе за женщинами с ГСД.

Принимая во внимание глобальный рост бремени диабета и ожирения, в 2014 году Международная федерация гинекологии и акушерства (FIGO) предприняла новую инициативу с целью повышения информированности общественности о связи между гипергликемией при беременности и неблагоприятными исходами для матери и плода, а также о последующих рисках для здоровья беременных женщин с гипергликемией и их потомства. Для достижения этой цели FIGO собрала группу экспертов, чтобы очертить спектр вопросов и разработать документ, предлагающий ключевые мероприятия по решению проблем здравоохранения, связанных с гипергликемией во время беременности. В октябре 2015 года на Международном конгрессе FIGO в Ванкувере состоялась презентация «Инициативы FIGO по гестационному сахарному диабету: рациональноее руководство по обследованию, лечению и уходу». Руководство было опубликовано в качестве специального приложения Международного журнала по гинекологии и акушерству [1]. Документ представляет собой рациональное руководство по обследованию, лечению и уходу за женщинами с гестационным сахарным диабетом (ГСД) вне зависимости от уровня обеспеченности ресурсами и призывает создать четко очерченный план действий для решения этой проблемы.

Несмотря на трудности в создании руководства в условиях ограниченных высококачественных доказательств, особенно в развивающихся странах, данный документ определяет современные международные стандарты для обследования, лечения и ухода за женщинами с ГСД и дает практические рекомендации, которые по уровню приемлемости, обоснованности и простоте исполнения обладают значительным потенциалом эффективности. В нем представлены рекомендации для учреждений с различными уровнями финансовых, человеческих и инфраструктурных ресурсов, а также приоритетные направления исследований для заполнения пробела между имеющимися знаниями и доказательствами.

Перед публикацией документ был широко распространен для ознакомления и оценки, и получил поддержку не только Исполнительного комитета и других заинтересованных комитетов и рабочих групп FIGO, но и многих международных объединений, таких как Европейский совет и коллегия акушерства и гинекологии (EBCOG), Общество акушеров и гинекологов Канады (SOGC), Китайское общество перинатальной медицины, Группа по исследованию диабета при беременности (DPSG), Африканская федерация акушерства и гинекологии (AFOG), Южно-Азиатская федерация акушерства и гинекологии (SAFOG), Австралийское общество «Диабет при беременности» (ADIPS), Международная ассоциация групп по исследованию диабета при беременности (IADPSG), Европейская ассоциация перинатальной медицины (EAPM), Международный фонд диабета (IDF), Индийская группа по исследованию диабета при беременности (DIPSI) и Латиноамериканская группa по исследованию диабета при беременности.

Наряду с тем, что документ был хорошо принят мировым сообществом, внедрение рекомендаций на местах в различных учреждениях мира требует адвокации, повышения информированности, наращивания потенциала и заполнения пробелов в знаниях, в том числе путем операционных исследований и получения доказательств экономической эффективности лечения. Этими проблемами FIGO будет заниматься на следующем этапе.

Краткий обзор ключевых пунктов представлен ниже, хотя мы настоятельно рекомендуем прочитать оригинальный документ, который находится в свободном доступе по ссылке: www.figo.org/figo-project-publications.

Гестационный сахарный диабет

Частота встречаемости ГСД в какой-либо конкретной популяции параллельна распространенности нарушения толерантности к глюкозе (НТГ/IGT), ожирения и сахарного диабета 2-го типа (2СД/T2DM). Частота этих состояний растет во всем мире. Более того, возраст, при котором возникает диабет и преддиабет, снижается, в то время как детородный возраст увеличивается. Также наблюдается увеличение количества женщин репродуктивного возраста с избыточным весом и ожирением. Таким образом, все большее число женщин при наступлении беременности имеют факторы риска развития гипергликемии во время беременности.

Поэтому неудивительно, что гипергликемия является одним из наиболее распространенных патологических состояний во время беременности. Каждый седьмой живорожденный.

Список литературы

1. Hod M., Kapur A., Sacks D.A., Hadar E., Agarwal M., Di Renzo G.C. et al. The International Federation of Gynecology and Obstetrics (FIGO) Initiative on gestational diabetes mellitus: A pragmatic guide for diagnosis, management, and care. Int. J. Gynaecol. Obstet. 2015; 131(Suppl. 3): S173-211.

2. International Diabetes Federation. The IDF Diabetes Atlas Seventh Edition 2015 provides the latest national, regional and global data on diabetes. Available at: http://www.diabetesatlas.org/

3. Agarwal M.M. Evolution of screening and diagnostic criteria for GDM worldwide. In: Kim C., Ferrara A. eds. Gestational diabetes during and after pregnancy. Illustrated edition. London: Springer-Verlag Ltd; 2010: 35-48.

4. HAPO Study Cooperative Research Group. Hyperglycemia and adverse pregnancy outcomes. N. Engl. J. Med. 2008; 358(19): 1991-2002.

5. Simmons D., Moses R.G. Gestational diabetes mellitus: to screen or not to screen?: Is this really still a question? Diabetes Care. 2013; 36(10): 2877-8.

6. European Perinatal Health Report. Health and care of pregnant women and babies in Europe 2010. Available at: http://www.europeristat.com/reports/european-perinatal-health-report-2010.html(accessed on 28th November 2016)

7. Flenady V., Koopmans L., Middleton P., Frøen J.F., Smith G.C., Gibbons K. et al. Major risk factors for stillbirth in high-income countries: a systematic review and meta-analysis. Lancet. 2011; 377(9774): 1331-40. doi: 10.1016/S0140-6736(10)62233-7.

8. Bellamy L., Casas J.P., Hingorani A.D., Williams D. Type 2 diabetes mellitus after gestational diabetes: a systematic review and meta-analysis. Lancet. 2009; 373(9677): 1773-9.

9. Retnakaran R. Glucose tolerance status in pregnancy: a window to the future risk of diabetes and cardiovascular disease in young women. Curr. Diabetes Rev. 2009; 5(4): 239-44.

10. Retnakaran R., Shah B.R. Mild glucose intolerance in pregnancy and risk of cardiovascular disease: a population-based cohort study. CMAJ. 2009; 181(6-7): 371-6.

11. Clausen T.D., Mathiesen E.R., Hansen T., Pedersen O., Jensen D.M., Lauenborg J., Damm P. High prevalence of type 2 diabetes and pre-diabetes in adult offspring of women with gestational diabetes mellitus or type 1 diabetes: the role of intrauterine hyperglycemia. Diabetes Care. 2008; 31(2): 340-6.

12. Dabelea D., Mayer-Davis E.J., Lamichhane A.P., D’Agostino R.B. Jr., Liese A.D., Vehik K.S., Narayan K.M. et al. Association of intrauterine exposure to maternal diabetes and obesity with type 2 diabetes in youth. The SEARCH Case-Control Study. Diabetes Care. 2008; 31(7): 1422-6.

13. Osgood N.D., Dyck R.F., Grassmann W.K. The inter and intra generational impact of gestational diabetes on the epidemic of type 2 diabetes. Am. J. Publ. Health. 2011; 101(1): 173-9.

Принята в печать 17.02.2017

Об авторах / Для корреспонденции

Сухих Геннадий Тихонович, академик РАН, профессор, директор ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России; зав. кафедрой акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии ГБОУ ВПО 1-й МГМУ им. И.М. Сеченова; вице-президент Российского общества акушеров-гинекологов.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: g_sukhikh@oparina4.ru
Моше Ход, директор отделения медицины матери и ребенка женского госпиталя Хелен Шнайдер, Медицинский центр Рабин; профессор акушерства и гинекологии медицинского факультета им. Саклера университета Тель-Авива; председатель Рабочей группы FIGO по гипергликемии при беременности; избранный Президент Европейской ассоциации перинатальной медицины (EAPM); председатель рабочей группы по диабету и беременности EAPM.
Адрес: 4941492, Израиль, г. Петах-Тиква, ул. Жаботинский, д. 39

Использованные источники: lib.medvestnik.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ:

  Федеральный закон для инвалидов с сахарным диабетом

  Сахарный диабет боль в конечностях

РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНСЕНСУС «ГЕСТАЦИОННЫЙ САХАРНЫЙ ДИАБЕТ: ДИАГНОСТИКА, ЛЕЧЕНИЕ, ПОСЛЕРОДОВОЕ НАБЛЮДЕНИЕ»

Распространенность гестационного сахарного диабета (ГСД) во всем мире неуклонно растет. Частота ГСД в общей популяции разных стран варьирует от 1% до 14%, составляя в среднем 7% [1–8]. Указанные вариации обусловлены различиями в способах его диагностики и напрямую связаны с распространенностью сахарного диабета 2 типа (СД2) в отдельных этнических группах.

Исследование HAPO (Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcomes – Гипергликемии и Неблагоприятных Исходов Беременности), проведенное в 2000–2006 гг., показало, что используемые критерии диагностики ГСД требуют пересмотра [9–12]. Так, среди наблюдаемых женщин неблагоприятные исходы беременности прямо пропорционально возрастали, начиная со значительно более низкого уровня гликемии, чем принятый в настоящее время в качестве критерия ГСД.

В 2008 г. в г. Пасадене (США) Международной ассоциацией групп изучения диабета и беременности (International Association of Diabetes and Pregnancy Study Groups (IADPSG)) были предложены для обсуждения новые критерии диагностики ГСД, основанные на результатах исследования HAPO, включавшего более 23 тыс. беременных женщин [13]. В течение 2010–2011 гг. ряд развитых стран (США, Япония, Германия, Израиль и др.) самостоятельно приняли эти новые критерии, руководствуясь результатами НАРО исследования и следующими положениями ВОЗ/ IDF:

ГСД представляет серьезную медико-социальную проблему, т.к. в значительной степени увеличивает частоту нежелательных исходов беременности для матери и для плода (новорожденного);

ГСД является фактором риска развития ожирения, СД2 и сердечно-сосудистых заболеваний у матери и у потомства в будущем;

беременность – это состояние физиологической инсулинорезистентности, поэтому сама по себе является значимым фактором риска нарушения углеводного обмена;

понятия «СД», «манифестный (впервые выявленный) СД во время беременности» и непосредственно «ГСД» требуют четкой клинико-лабораторной дефиниции;

требуются единые стандарты диагностики и лечения нарушений углеводного обмена во время беремен­ности.

Эксперты Российской ассоциации эндокринологов и эксперты Российской ассоциации акушеров-гинекологов в результате многократных обсуждений данного вопроса пришли к выводу о необходимости принятия новых критериев диагностики ГСД и других нарушений углеводного обмена во время беременности. Это мнение базируется на анализе результатов крупнейшего многонационального исследования HAPO. На основании согласованного мнения был создан проект Российского консенсуса по диагностике и лечению ГСД, который был опубликован в журнале «Сахарный диабет» (2012; 2: 2–6) и вынесен на широкое обсуждение.

31.05.2012 г. в рамках VI Всероссийского конгресса эндокринологов «Современные технологии в эндокринологии» состоялось секционное заседание «Беременность и эндокринные заболевания», на котором был рассмотрен и обсужден проект Консенсуса.

28.09.2012 г. в рамках XIII Всероссийского научного форума «Мать и дитя» состоялся круглый стол «Гестационный сахарный диабет. Альянс акушеров и эндокринологов», на котором были рассмотрены дополнения и замечания к проекту, поступившие в ходе обсуждения.

15.10.2012 г. прошло очередное заседание экспертной рабочей группы. Рабочая группа после обсуждения пришла к необходимости отказаться от проведения глюкозотолерантного теста (ПГТТ) у беременных высокой группы риска (до 24 нед беременности). Основанием для этого послужили следующие соображения:

принятие критериев, рекомендованных IADPSG, исключает понятие «стратификации» беременных по группам риска;

доказательная база для «отрезных» точек ПГТТ с 75 г глюкозы в HAPO-study была получена только для сроков беременности 24–32 недели.

ГСД – это заболевание, характеризующееся гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям «манифестного» СД (табл. 1, 2).

Использованные источники: moidiabet.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

  Основной признак сахарного диабета

  Сахарный диабет тип 1 и примерное меню

Русский консенсус по гестационному диабету

Diabetes mellitus. 2012;(4):4–10

Российский национальный консенсус «Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение»

1 Дедов И.И., 2 Краснопольский В.И., 3 Сухих Г.Т. от имени рабочей группы

1 ФГБУ Эндокринологический научный центр, Москва (директор – академик РАН и РАМН И.И. Дедов)

2 ГБУЗ МО Московский областной НИИ акушерства и гинекологии, Москва (директор – академик РАМН В.И. Краснопольский)

3 ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова, Москва (директор – академик РАМН Г.Т. Сухих)

Данный документ представляет собой согласованное мнение экспертов Российской ассоциации эндокринологов и экспертов Российской ассоциации акушеров-гинекологов о критериях диагностики гестационного сахарного диабета (ГСД) и других нарушений углеводного обмена во время беременности. Это мнение базируется на анализе результатов крупнейшего многонационального исследования HAPO (Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcomes Study), включавшего более 23 тыс. беременных женщин. Проект неоднократно рассматривался на заседаниях рабочей группы, был представлен в виде устных докладов на VI Всероссийском конгрессе эндокринологов с международным участием «Современные технологии в эндокринологии» и на Всероссийском междисциплинарном образовательном конгрессе «Осложненная беременность и преждевременные роды: от вершин науки к повседневной практике».

Ключевые слова: гестационный сахарный диабет, беременность, диагностика, глюкоза венозной плазмы, пероральный глюкозотолерантный тест, макросомия, диабетическая фетопатия

Russian National Consensus Statement on gestational diabetes: diagnostics, treatment and postnatal care

1 Dedov I.I., 2 Krasnopol’skiy V.I., 3 Sukhikh G.T. – on behalf of the research group

1 Endocrinology Research Centre, Moscow, Russian Federation

2 Moscow Regional Research Institute of Obstetrics and Gynecology, Moscow, Russian Federation

3 Kulakov Federal Research Centre of Obstetrics, Gynecology and Perinatology, Moscow, Russian Federation

Current document presents the expert consensus of Russian Association of Endocrinologists and Russian Society of Obstetri- cian-Gynecologists on diagnostic criteria of gestational diabetes and other glycemic disorders of pregnancy. The consensus is based on analysis of HAPO (Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcomes Study) – a major multinational study, that included more than 23000 patients. Project of current consensus was repeatedly discussed during meetings of the research group and publicly addressed at 6th Pan-Russian Congress of Endocrinology with international participation «Modern Endocrine Technologies», as well as Pan-Russian Educational Interscience Conference «Complicated Pregnancy and Preterm Birth».

Keywords: gestational diabetes, pregnancy, diagnostics, venous blood glucose, oral glucose tolerance test, macrosomia, diabetic fetopathy

Р аспространенность гестационного сахарного диабета (ГСД) во всем мире неуклонно растет. Частота ГСД в общей популяции разных стран варьирует от 1% до 14%, составляя в среднем

7% [1–8]. Указанные вариации обусловлены различиями в способах его диагностики и напрямую связаны с распространенностью сахарного диабета 2 типа (СД2) в отдельных этнических группах.

Исследование HAPO (Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcomes – Гипергликемии и Неблагоприятных Исходов Беременности), проведенное в 2000–2006 гг., показало, что используемые критерии диагностики ГСД требуют пересмотра [9–12]. Так, среди наблюдаемых женщин неблагоприятные исходы беременности прямо пропорционально возрастали, начиная со значительно

более низкого уровня гликемии, чем принятый в настоящее время в качестве критерия ГСД.

В 2008 г. в г. Пасадене (США) Международной ассоциацией групп изучения диабета и беременности (International Association of Diabetes and Pregnancy Study Groups (IADPSG)) были предложены для обсуждения новые критерии диагностики ГСД, основанные на результатах исследования HAPO, включавшего более 23 тыс. беременных женщин [13]. В течение 2010–2011 гг. ряд развитых стран (США, Япония, Германия, Израиль и др.) самостоятельно приняли эти новые критерии, руководствуясь результатами НАРО исследования и следующими положениями ВОЗ/ IDF:

• ГСД представляет серьезную медико-социальную

проблему, т.к. в значительной степени увеличивает

Использованные источники: studfiles.net

Статьи по теме